Наблюдение онколога: есть ли надежда для онкопациента?

Регулярно и пожизненно. Наблюдение онколога в ремиссии должно быть обязательно: приказ Минздрава гарантирует это, но в реальности – всегда ли есть врач, который поможет онкопациенту?

наблюдение онколога
Вовремя выполненное обследование поможет предупредить осложнение

Стандарты наблюдения: здесь и сейчас

С начала и до конца. Наблюдение онколога должно начинаться с возникновения подозрения на рак, но в реальности врач-онколог подключается к лечебно-диагностическому процессу только тогда, когда проведена морфологическая верификация: если в гистологическом заключении обнаружены раковые клетки, то – милости просим к специалисту. А до момента верификации онкопациентом занимаются все остальные врачи – от стоматолога до гинеколога, от дерматолога до хирурга.

Подтвердив диагноз, врач назначает комбинированное лечение (операция, химиотерапия, облучение, иммунотерапия, гормонотерапия), которое в большинстве случаев переводит заболевание в хроническое состояние.

В ремиссии наблюдение онколога регламентировано клиническими стандартами по каждому виду рака: на бумаге четко прописано, сколько раз в году надо посещать доктора и какие анализы-обследования должны быть сделаны. И все это делается для того, чтобы вовремя заметить появление осложнений (рецидив, метастазы и/или полинеоплазия).

Наблюдение онколога: каковы реалии?

Каждый год больше, чем полмиллиона новых случаев рака. Около 4 миллионов онкопациентов в ремиссии. Для всей этой армии требуется наблюдение онколога: и не просто бумажные отписки или рутинно-бессмысленные визиты, а реальная врачебная помощь (онкопациент должен получать лечение и ответы на свои вопросы у квалифицированного врача-онколога, а не искать информацию в Интернете или консультироваться со знахарями-целителями).

Минздрав рапортует – количество врачей-онкологов за последние 6 лет выросло на 27%. Но даже эти несколько тысяч специалистов  – это крайне мало для адекватного обеспечения растущей потребности. Кроме этого, значительная часть из вновь возникших специалистов – это переученные врачи-терапевты, дерматологи, гинекологи или хирурги (прошел очно-заочные курсы переквалификации, и всё – готов свежеиспеченный врач-онколог).

В столицах наблюдение онколога лучше, чем в регионах: чем дальше от Москвы и Питера, тем хуже со специалистами (на периферии порой «даже днем с огнем» специалиста не найти). Кроме этого, чем глубже в российскую глубинку, тем хуже с диагностикой онкопатологии (зачастую, в небольших городках и поселениях в российской глубинке врачи могут только мечтать о высокотехнологичных методах диагностики).

Приказ Минздрава

Руководящая организация издала приказ, который определяет наблюдение у врача-онколога. Четкая инструкция, определяющая, что должно быть сделано для онкопациента:

  • Строгий учет и контроль (через 3 дня с момента верификации онкологического диагноза пациент должен быть поставлен на учет);
  • Бесплатное лечение (всё за счет ОМС, любые скрытые или явные платежи в пользу медицинских работников должны пресекаться);
  • Наблюдение онколога осуществляется на базе амбулаторной (поликлинической) помощи (всё по месту жительства онкопациента);
  • У врача-онколога есть четкий алгоритм работы (что надо сделать по каждому случаю выявленного рака);
  • При необходимости специалист будет приглашать пациента на прием или придет домой к больному человеку;
  • Если нужна телемедицинская консультация с ведущими светилами онкологии, то врач организует процесс виртуального консилиума;
  • У каждого онкопациента будет индивидуальная информационная поддержка, как со стороны врача, так и со стороны страховой компании;
  • Обязательное пожизненное наблюдение для всех пациентов с доказанным раком.

Всё правильно. Замечательно продумано. Приказ Минздрава похож на песню, которую хочется петь стоя, как гимн.

Вопрос лишь в том – кто это будет делать?

Даже в столицах кое-где не всегда в поликлинике есть врач-онколог, а в регионах их катастрофически не хватает. Молодые специалисты-выпускники медВУЗов не спешат занимать вакантные поликлинические места, предпочитая работу в стационарах. В приказе нет решения проблемы отсутствия эффективной диагностики в российской глубинке, что особенно важно для людей с высоким риском возникновения рака. Профилактика рака остается на бумаге, а в жизни нет никакой реальной борьбы с растущим, как на дрожжах, количеством онкологических больных.

Впрочем, похоже – эта песня о будущем (да, здесь и сейчас нет ни специалистов, ни аппаратуры, но потом по мере реализации нацпроектов материализуются врачи, появится высокотехнологичное оборудование во всех регионах, заработают превентивные программы). И вот тогда возможно наблюдение онколога станет реальной и эффективной помощью онкопациенту. Аминь.

Запись опубликована в рубрике Мысли обо всем с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.