О любви – эпизод Парашистай 3 книга

Мария Давидовна написала заявление на отпуск и отнесла секретарю. Она даже не знала, радоваться ей или печалится, – через неделю на целый месяц она едет в санаторий. Четыре недели, которые могут спасти душевное здоровье или погрузить сознание в пучину безумства, куда ведут думы о любви.

Она не сможет отвлечься и не думать о докторе Ахтине.

Она сменит обстановку, будет общаться с новыми людьми, и сможет хотя бы на некоторое время избавиться от навязчивых мыслей.

Мария Давидовна улыбнулась своим наивным размышлениям. Уж ей ли не знать, что простой сменой места жительства проблемы не решить. Другие люди будут постоянно напоминать ей о том, что она оставила здесь. Сознание так просто не отпустит безумные мысли, которые поселились в голове.

Она вздохнула и пошла домой. Как бы то ни было, она поедет в санаторий и попытается отвлечься. Получится или нет, – там будет видно.

К тому же она займется своим телесным здоровьем. Массаж, ванны и различные процедуры. Мария Давидовна улыбнулась и подумала о том, что забыла, когда в последний раз проводила самообследование молочных желез. Ведь давала себе слово, что будет, как положено, раз в месяц осматривать и ощупывать, но – воз и ныне там. Если уж она, человек с медицинским образованием, не следит за собой, что говорить об остальных людях. Надо сегодня это сделать, хотя, – она мысленно посчитала время, прошедшее после последней менструации и поняла, что уже поздно, – надо было неделю назад самообследоваться. Сейчас как раз середина менструального цикла, и уже поздно.

Мария Давидовна шла по улице и еле заметно улыбалась своим мыслям. Жизнь, как маленький ручей, безостановочно струилась рядом с ней, а она изо всех сил старалась не замочить ног, избегая воды. Может, надо решительно шагнуть в самую середину ручья и почувствовать живительную прохладу ключевой воды? Может, стоит с головой броситься в воду, забыв о приличиях и общественном мнении?

Может, думая о любви, стоит это сделать, но – где тот, ради которого она готова пожертвовать всем?

Мария Давидовна посмотрела по сторонам, словно тот, кого она ждала, был где-то рядом. Всё, как всегда, – женщины спешат домой, нагруженные кульками с продуктами, молодежь пьет пиво на лавочках, двери магазинов призывно распахнуты, десятки автомобилей проезжают мимо. Всё, как обычно, – город живет своей привычной жизнью.

Свернув к своему дому, она вошла в подъезд. Поднялась на свой этаж и открыла дверь квартиры. Бросив сумку на тумбочку, она захлопнула за собой дверь и прошла в комнату. Посмотрев на свое одинокое жилище, Мария Давидовна неожиданно для себя захотела напиться. Да, именно так, – до свинского состояния.

бокал с коньяком

Забвенье в опьянении

Напиться, упасть и забыться.

И она даже достала бутылку коньяка и бокал.

Звонок в дверь остановил её.

– Кого черти несут, – недовольно сказала она, поставив бутылку на стол, и пошла открывать.

Даже не посмотрев в глазок, она распахнула дверь и увидела перед собой доктора Ахтина. На долю секунды она не поверила глазам, и, зажмурившись, снова открыла их.

Короткая стрижка, умные глаза, худощавое лицо.

Ахтин Михаил Борисович.

– Здравствуйте, Мария Давидовна.

Его голос. Спокойная улыбка и взгляд.

Он стоял на пороге квартиры, как ни в чем не бывало.

Словно не было ничего, словно их не разделяло время и смерть.

Словно она не знала, кто он и что сделал за последние несколько лет. Он не пытался войти, но и стоял достаточно близко к двери.

– Сволочь! – тихо сказала Мария Давидовна, сконцентрировав в одном слове всё, – ненависть и любовь, тоску и желание, страх и веру. Размахнувшись, она ударила его кулаком в грудь, и уже громче крикнула:

– Сволочь!

Она замахнулась снова, но второй удар не получился, потому что она совсем не хотела этого делать. Основание кулака скользнуло по плечу, и, не рассчитав движение, Мария Давидовна приблизилась к Ахтину на достаточно близкое расстояние.

Можно сказать, почти прижалась к его груди.

 

Я сижу на лавке во дворе дома, где живет Мария. И жду. Я вспоминаю вчерашнюю ночь, когда я очнулся в склепе. Знаю, что это был не сон. Прогулка по Тростниковым Полям и осознание того, что было и что будет, – вот главное, что произошло, а каким путем я получил эту информацию – неважно.

Справа на дворовой площадке дети играют в футбол, – десять пацанов гоняют мяч от одних ворот к другим. И это невольно возвращает меня мыслями к прошлым встречам с женщиной, к которой я сейчас пришел.

На лавках у подъездов нет никого, – еще не время. Слева под раскидистой липой две молодые женщины с колясками что-то живо обсуждают. Дневной зной постепенно уступает место вечерней прохладе, а, значит, скоро во дворе будет много народа. Люди, после трудового дня, будут отдыхать так, как умеют.

Всё уже передумано, и много раз нарисовано. Мысли в сознании спокойно лежат на полочках, и нет ни одной протестующей. Пусть и не единогласно, но решение принято. Я сделал первый шаг и пришел сюда. Теперь, дождавшись Марию, я сделаю второй, и тогда сожалеть уже будет поздно.

Впрочем, я никогда не сожалею о содеянном.

Это участь теней, – думать в сослагательном наклонении.

Если бы, да кабы…

Я бы не стал Парашистаем, если бы так думал и жил.

Сделал шаг, – и никогда не оглядывайся обратно, иначе рискуешь потерять из виду свет далеких фонарей. Желанная для тебя цель, как призрачный мираж, может растаять, оставив после себя только марево нереализованной мечты.

Сделал второй шаг, и оглядываться бесполезно, – сзади уже ничего нет. Время и пространство поглотили прошлое, не оставив ничего, кроме пустых воспоминаний.

Я вижу её фигуру. Она идет, глядя прямо перед собой. Не смотрит по сторонам, словно знает, – здесь нет никого и ничего. Привычный для неё мир, совершенно не интересный и серый.

Легкая улыбка на губах, – погруженная в свои мысли, она не видит меня. И это хорошо. Здесь есть лишние глаза, а я не уверен, что Мария, увидев меня, среагирует правильно.

Встав с лавки, я неторопливо иду к подъезду. На дворовой площадке один из игроков наносит удар по мячу, который летит в мою сторону. Он останавливается в метре от меня.

– Дяденька, пните мяч сюда, пожалуйста, – просит парень издалека.

И я, остановившись, выполняю его просьбу. Вежливый мальчик, умеющий говорить волшебные слова, – это мне нравится. Неужели, стадо иногда рождает адекватные особи?

После неудачного удара ногой мяч летит не в ту сторону, и парень, недовольно махнув рукой, разрушает мои иллюзии.

– Да куда ж ты, нах.., пинаешь!

Да, ничего не меняется. Эта цивилизация заслуживает той участи, что ей предрешена. Это молодое поколение никогда не встретит рассвет новой планеты. Эти дети никогда не найдут свой путь.

Я, не оборачиваясь и не слушая, что еще говорит парень, иду к подъезду, в который вошла Мария Давидовна. Медленно поднимаюсь по лестнице и, подойдя к двери, нажимаю на кнопку электрического звонка.

Она, не спрашивая, открывает дверь, словно ждет кого-то.

Я вижу её широко открытые глаза.

И внезапно понимаю, что она всё эти годы ждала меня.

По лицу проскальзывает буря чувств. Она бьет меня кулаком по груди и в одном слове выплескивает всё, что думает обо мне. Замахнувшись второй раз, она промахивается, – удар, скользнув по плечу, заканчивается ничем и она практически падает мне на грудь.

Плачущая женщина – это мина замедленного действия. Не трогай её, дай время и аккуратно придержи, чтобы не упала. И взрыва не будет. Я, прижимая Марию к себе одной рукой, медленно закрываю за собой дверь. Слушаю песню о любви – рваные фразы, которые сквозь слезы пытается сказать она:

– За что…

– Ты так со мной?

– Зачем…

– Ты это делаешь?

Я молчу. Еще не время говорить. Я просто прижимаю женщину к своей груди и чувствую тепло тела. Так же как она чувствует силу моих рук и биение сердца. Сейчас слова не нужны, – мы оба это знаем, но Мария боится тишины. Слова, как баррикады, которые она пытается возвести между нами. Слезы, как проливной дождь, смывающий следы, по которым я иду. Она отталкивает меня обеими руками, и она всем телом прижимается ко мне.

Когда она поднимает заплаканное лицо ко мне, я просто целую соленые глаза.

И губы.

Слова никогда не были препятствием для любви.

Слезы, растапливающие ледяные сердца.

Кончики пальцев, чувствующие трепет тела.

Я смотрю в глаза, и вижу там любовь.

Этого я и опасался.

Я никогда не смогу ей дать то, что она заслуживает.

Я никогда не смогу быть рядом.

Здесь и сейчас я просто люблю её.

Даже не задумываясь о том, что будет завтра.

Зная, что будет завтра.

 

Скачать Парашистай 3 книгу можно здесь

Купить на сайте – после оплаты можно скачать книгу в формате fb2 с Яндекс.Диска

Запись опубликована в рубрике Рассказы с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.